Как увидеть смену адаптационной реакции

Недавно выслушал отчет, который привожу здесь, как хорошую иллюстрацию смены адаптационных реакций. Демонстрация клинического случая не является целью этого сообщения, поэтому – без подробностей. Случай-то как раз очень сложный и многоплановый, если бы начал приводить подробности, пришлось бы книгу писать. Пациентка, 1942 года рождения, врач, очень самостоятельная, я уже ей ничего не назначаю, и даже не рекомендую, а лишь делюсь идеями, а уж как ими распорядится – она сама решает. Она настолько арсеникальная личность, что и не всякий раз его назначишь, уж слишком подозрительно сильно выпирает Арсеник. Причем властный Арсеник. (Он бывает еще весь такой эмоционально и интеллектуально зажатый; здесь наоборот.) Но на этот раз симптомы и модальности головных болей указывали именно на Арсеникум альбум, она и принимала в 12 CH. Курсы этого препарата бывали и ранее.

 – Очень интересная реакция, такой не было у меня раньше! Во-первых, все ночи спала: никаких этих пробуждений, в 3, в 4 часа ничего этого не было. Я совершенно спокойно досыпала до 8, до 9 чего я не помню уже, ну, очень давно. Вот. И… Я и вставала в каком-то сонном состоянии, и будили меня… даже головные боли, которые всегда будили меня, там, в четыре часа утра, в пять, они не проявлялись, то есть, да, в восемь, девять голова была немножко тяжелая, но это не были те головные боли, мучительные, которые меня поднимали. Вот. А… И второе, вот, знаете, что удивительно, что такое состояние релаксации… Какой-то… И в течение дня оно было. Иногда, если бывала возможность днем лечь, то я засыпала и днем, что мне совершенно не свойственно. По 2, по 3 часа имела возможность спать, а к вечеру опять я превращалась в нормального человека, и засыпала в положенные свои 10 – 11. То есть… он как-то… как будто, вы знаете, он вытащил… вот, какое-то напряжение вытащил… Вот. И ввел в состояние релаксации, но, знаете, такой, не болезненной, а я достаточно активна, в течение дня я активна, но если мне никуда не надо, выезжать в город, 2 – 3 часа он меня укладывает выспаться и днем. И я тогда убрала и Феррогалс, единственно, что, иногда я утром принимаю, вот этот Вертигохель. Потому что, знаете, вот, голова немножечко загруженная (это не головные боли, но такая она загруженная), а давление… ну, оно, в среднем удерживается, оно удерживается 110, 100, на 60, на 70…

Вот.

Слух восстановился! У меня тогда, помните, была и потеря слуха. Сегодня я прогулялась к ЛОРу, он спросил: «Ну что, 10 капельниц сделали?» Я говорю: «Ну, нет.» Проверил слух, а он одинаковый, что справа, что слева, он говорит: «А что вы делали?» Я говорю: «Ну вот, гомеопатия и один сеанс остеопатии». «Все?» Я говорю: «Все».

– И еще шоковая терапия с помощью неизвестного гипотензивного препарата.

(Незадолго до этого в связи с транзиторным подъемом АД (она вообще-то гипотоник) был прием, некоего препарата, который соседи дали. Как оказалось, что это был каптоприл, 0,05. Полтаблетки для первой дозы при ее весе 45 – 47 – многовато. Не мудрено, что ее уложило. Она с этого начала рассказ, но это было еще до приема Арсеникума.)

В этой части описания я слышу характеристики реакции тренировки.

Я пустился популярно объяснять произошедшее с точки зрения концепции адаптационных реакций.  «В реакции переактивации мы растрачиваем энергию и накапливаем энтропию, а в реакции тренировки мы энергию собираем, а энтропию уменьшаем!». Вот в таком духе.

Потом она продолжила.

– Я не могу сказать, что у меня абсолютно какой-то день… вот как только мне становится легче, я конечно запускаю очень активность… большую… ха-ха; и вот я воспользовалась тем, что мне стало получше, и я, конечно, один день… позавчера… я посетила и выставки, и, там, в общем, бегала по городу целый день и я удивилась, что меня хватило на все, знаете, я как вышла утром рано и так заявилась поздно вечером. Раньше меня не хватило бы ровно до половины. Я бы уже в метро по стеночке быстро возвращалась домой в середине дня, а тут меня хватило и мне не было плохо, вот, и я как-то все смогла; и я это тоже приписала в какой-то степени Арсеникуму. Вот. Но, правда, на следующий день у меня сил не было никаких (это вчера), но я не стала форсировать, я дала возможность организму… ну, как-то… дальше продолжать накапливать энергию, но Арсеникум я вчера тоже приняла на ночь… то есть я его на ночь принимаю. Но я не могу сказать, что у меня какая-то хорошая чистая голова – нет. Вот, все таки какая-то загруженность наверное есть, но наверное же это нормально для моего возраста?

– Это уже говорит о том, что вы из реакции тренировки выскочили в реакцию повышенной активации.

– Но, вчера мне нужно было уже полежать, как говориться.

– Ну, вот. Значит вернулись либо назад (я имел в виду в реакцию тренировки), либо достигли некоторого истощения.

– Думаю, что да, второе.

– А вот как раз истощение в таком случае нежелательно… Ну ладно, уже что сделали, то сделали, жизнь есть жизнь…

– Тогда это было в охотку, мне казалось, что сил хватает, а вчера… вчерашний день показал, что да… Ну ладно… А что же сейчас?

– Сейчас- «лучшее враг хорошего» … , точнее, «от добра добра не ищут». Вы сейчас силы поберегите, подкопите, всякому желанию полежать, побездельничать – уступите, потому что организм не случайно это диктует. И Арсеникум, я считаю, надо уредить. В общем до одного раза в 3 дня, где-то так… Потому что иначе мы его потеряем.

– А вот, ну, наверное это склерозированные сосуды, в разное время может появляться гул, шум, в голове, вот… тоже раньше его не было, но сейчас… может быть это и погода и тот же переход на этот…

Тут я ее перебил, потому что важно было ей объяснить.

– Но это та же «глухота» на самом деле, она трансформировалась просто, видимо бассейн, в котором обкрадывание ( с точки зрения кровоснабжения), он просто немного изменился, там, скажем, то, что шло к слуховому нерву, расширились сосуды и там восстановилось кровообращение, а в вестибулярном… или скорее в корковых отделах (какая у нас там… височная доля за слух отвечает, кажется) в корковых отделах еще периодически вот эти вот участки дефицита кровообращения присутствуют, поэтому они и вызывают такие, как бы,  феномены.

Почему важно было бы эту негативную в общем информацию до нее довести? Ясно же, что в анатомо-физиологическом смысле (грубо физиологическом) все осталось по прежнему. Это динамический механизм работает, осуществляя тонкую настройку оптимизации кровотока в условиях сохраняющегося общего дефицита в определенном бассейне, к примеру, в височной доле. Я то верю в то, что и общий дефицит может быть устранен, но в таких состояниях это требует времени, при условии, что налаженная тонкая настройка устойчива. Почему же тогда улучшение может наступать быстро? А в качестве оперативных инструментов у динамического механизма есть как минимум два: коллатерали и регуляция вязкости крови. Ну и еще работа проекционного центра слуха, когда дефицит кровотока не интерпретируется корой как снижение слуха.

А симптомы то эти могут и возвращаться! Это не беда, если у пациента довольно равнодушное к этому отношение. Ушли, вернулись, опять уйдут. А вот другая ситуация: пациент чрезмерно включен эмоционально, бурно радуется, что он уже здоров!, всем рассказывает, какое чудо эта гомеопатия. При таком реагировании весьма вероятный временный возврат симптомов его столь же сильно обескуражит, он создаст противоположную концепцию. Вместо концепции «теперь я здоров» возникает «мне уже ничего не поможет». Другими словами возникнет психологическая блокировка, сквозь которую гомеопатические сигналы могут уже и не пробиться.

Вот почему в стратегическом важно все таки сообщить пациенту малую толику негативной информации. Чтобы яркие позитивные эмоции тонкую настройку не сбивали.

То что мы пронаблюдали очень наглядно, потому что адаптационные реакции развились на уровне целостного организма. Однако адаптационные реакции могут развиваться на самых разнообразных уровнях: отдельного органа, физиологической системы, ткани, произвольной функциональной ассоциации клеток, отдельной клетки, и возможно даже на уровне субклеточных структур. Под физиологической системой может пониматься как система органов (например, пищеварительная), так и мередиан.

Еще хороший пример – экстрасистолия при отсутствии органической патологии сердца. Я склонен рассматривать это как реакцию переактивации или повышенной активации высокой этажности системы регуляции сердечной деятельности. А сердце как конкретный мышечный орган в этом, возможно, и не участвует. Хотя, как отделишь воду моря от воды рек впадающих в него?

Концепция адаптационных реакций очень хорошо изложена в книге Махонькиной Л.Б., Сазоновой И.М. Резонансный тест. Возможности диагностики и терапии. Издательство Российского университета дружбы народов.: 2000.

Могу также порекомендовать более фундаментальную книгу от авторов этой концепции: Гаркави Л.Х., Квакина Е.Б., Кузьменко Т.С. Антистрессорные реакции и активационная терапия. Реакция активации как путь к здоровью через процессы самоорганизации. М. «Имедис», 1998.

This entry was posted in Клинические случаи, Методы лечения and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *