Диалектика гомеопатической конституции

(Этот материал изначально был выложен на старом (статическом) сайте в разделе “Мысли вслух”.)

Хотел написать краткую статью для глоссария на эту тему. Кратко не получалось. Думаю: ладно напишу статью, рассчитанную на широкую публику, выложу в «статьях». Но хорошей статьи никак не получалось, зато рассуждения вылились в поток сознания. Делал это в отпуске, в деревне, обстановка расслабляющая, племянники вокруг шумят, что способствовало уходу в деконцентрацию. Поэтому неудивительно, что от основного ствола отпочковалось еще несколько направлений раздумий, которые тоже будут присутствовать здесь, в «Мыслях вслух».

Дальнейшее изложение посвящено тонкостям понимания гомеопатической конституции. Если мы рассуждаем о конституциях вообще, мы с неизбежностью сталкиваемся с трудностями, противоречиями, логическими нестыковками, невозможностью дать точное определение самому понятию, не говоря уже об идентификации («вычислении») или описании самого типа. Однако, на практике, когда врач с пациентом остается один на один, конституциональный тип часто распознается настолько легко и надежно, а успешное назначение быстро это подтверждает, что в целом идея определения конституционального типа очень плодотворна для лечения.
Конституциональный тип. Психологическая и физиологическая организация биологического объекта (не только человека), поддающаяся описанию и делающая его сверхчувствительным к определенным веществам (и связанная со способностью специфически реагировать на определенные лекарства в сверхмалых дозах в случае возникновения патологического состояния). Специально оговорюсь, что речь идет не только о человеке, поэтому использован термин «биологический объект». Понятие «конституциональный тип» применимо, по крайней мере, к домашним нестадным и непромышленным животным; возможно и к диким животным, когда на них сосредоточено внимание человека, и можно выделить их индивидуальные различия. Неизвестно, способны ли животные выделять индивидуальные особенности людей. Судя по различным реакциям животного на разных людей, животные тоже способны оценивать индивидуальные различия людей, но вряд ли составляют классификации. Хотя, как мы можем об этом судить?… Кажется, этот вопрос как-то решен в философии, я видел доводы, но они не показались мне убедительными и потому забылись. Почему, например, считается, что Вселенная не бесконечна в пространстве? Оказывается, потому, что в противном случае мы имели бы феномен бесконечной яркости звездного неба. Изящно. Но сегодня, когда столько говорят о темной материи и о грядущей неизбежной смене господствующей космологической концепции, даже этот довод не представляется убедительным. А то, что люди самонадеянно решили, что они уж всяко выше животных, это просто смехотворно.
Но, возвратимся к конституциологии.
В гомеопатии конституциональные типы (а также психологические портреты и ситуации, отражающие идею лекарства) именуются названиями гомеопатических препаратов. Можно сказать, что гомеопатические лекарства персонифицируются. Когда в рамках конституционального типа или попросту конституции формируется патологическое состояние, оно может быть устранено соответствующим конституциональным гомеопатическим лекарством. Конституцию можно представить как сложную мозаику биохимических, иммунологических, электрофизиологических, эндокринных, психологических параметров деятельности организма, находящуюся в непрерывном движении. Нередко, определенные узлы этой мозаики приобретают напряженную, дисгармоничную форму, что выглядит как патология. Эта патология является естественным, а, возможно, неизбежным продолжением конституции. Но это не единственная причина болезней. Все остальные многочисленные причины болезней можно свести к основным миазмам. (Если допустить, что деструктивная жизненная ситуация не реализуется без миазма. «Он думает, он действует…». Как-то так у Аллена)
Человек, свободный от миазма, все равно обладает какой-то конституцией, что может давать болезненные состояния. Но наличие миазма тоже может сформировать конституцию или так ее видоизменить, что она будет уже иной, но сохраняющей способность реагировать на препарат, соответствующий исходной конституции. Есть мнение, что исходная конституция это принципиально по определению псора, а потом на нее накладываются черты других миазмов, прежде всего сикоза. Тогда миазмы предстают не как инфекционные начала, а как стадии патологического процесса.
Гомеопатическая конституция не строгое понятие. Она определяется телосложением, общей энергетикой (подвижный – вялый, ему постоянно жарко – постоянно мерзнет и т.д.), особенностями пигментного обмена (блондин – брюнет, белокожий – смуглый), эмоциональностью, пищевыми модальностями (пристрастия, отвержения и переносимость определенных видов пищи, но не аллергия на пищу) и, наконец, склонностью к определенной патологии. Это не настоящая патология,  а естественное проявление особенностей конституции. (Что такое настоящая патология? Например, чума, ангина в период эпидемического подъема или спорадическая, но не постоянно рецидивирующие ангины, любые проявления склероза сосудов, аутоиммунная патология и онкология, однако с большим числом оговорок, которые будут сделаны несколько ниже.) Можно допустить, что в рамках конституционального типа вырабатывается какой-то особенный токсин или существует определенный парциальный дефект систем детоксикации и организм выбирает альтернативные способы элиминации токсинов. С точки зрения организма все нормально – он поддерживает свою внутреннюю среду в чистоте, однако социальные стандарты нарушены, что создает у человека представление, что он болен, и этому в немалой степени способствует окружение. И вот эти два гипотетических механизма, какими бы впечатляющими внешними патологическими проявлениями они не обладали, могут быть легко устранены назначением конституционального препарата. Это, пожалуй, самый впечатляющий прорыв гомеопатии, сделавший ее славу, поскольку лечение болезней, являющихся продолжением конституции «в лоб», методами академической медицины бывает обескураживающим. Врачу кажется, что он это легко вылечит, делает назначения или даже выполняет операцию, и с удивлением не получает эффекта. Есть синдром стенокардии в рамках ИБС, и есть синдром стенокардии как конституциональное состояние. И вот, во втором случае, нитраты и иже с ними, которые всесторонне обоснованы и обязаны помогать не дают желаемого эффекта.
Теперь обещанные оговорки по поводу часто рецидивирующих ангин,  аутоиммунной патологии и онкологии (доброкачественные образования не в счет). То, что эти заболевания являются психосоматическими, уже не надо никому доказывать. На этот счет существует обширнейший пласт литературы. В терминах миазматической теории можно сказать, что тот же миазм, который обусловил определенный психотип, вызвал и обсуждаемую патологию. Одновременно с этим на помощь миазму пришел этот вновь образованный психологический слой, ставший уже более или менее самостоятельным фактором. Это дополнительный инструмент миазма, им же порожденный.
Гомеопатические типы вовсе не тождественны конституциям, известных нам из антропологии, хотя могут перенимать их отдельные черты. Описания гомеопатических конституций гораздо более изощренны и дифференцированы. Судя по всему, представление о конституциональных типах связанных с минералами существовало в рамках ятрохимии еще задолго до оформления гомеопатии в самостоятельную область. Это оказало немалое влияние на описательную сторону конституциональных типов. Среди врачей практикующих гомеопатию существуют разные точки зрения на природу конституциональных типов. В крайнем своем выражении этих точек зрения три: 1). Сколько лекарств, столько конституциональных типов, 2) Есть определенное фиксированное количество конституциональных типов, все их необходимо выучить и четко определять на практике; 3)конституциональных типов нет вообще как вещей или объектов, а они существуют как вспомогательная динамическая категория, выделяемая в интересах решения конкретных задач гомеопатической практики. Когда пациент, поверхностно ознакомившись с популяризаторскими текстами о гомеопатии, приходит и говорит: «определите мой конституциональный тип» это звучит крайне некорректно. Здесь налицо смешение понятий и размазывание целей и задач. Конечно, могут быть разные позиции в отношении целей, возможностей и способов лечения. Раз уж они как-то сформировались, то все они обоснованы. Но в гомеопатии лучше занять такую: если человек здоров, у него нет конституционального типа, так как нет цели лечения. Это аналог известной апории из теории познания: «Существует ли Луна, когда на нее никто не смотрит?» Попытка определить гомеопатический конституциональный тип здорового человека приведет его к заболеванию, даже если не будет приема лекарства, которое проявит патогенез. С другой стороны это самопознание. Импульс к самопознанию есть у невротика. Значит, уже есть повод применить лекарство. В этом парадокс.
Как бы то ни было, практическая ценность гомеопатической конституциологии заключается в том, что сталкиваясь с конкретной клинической ситуацией, врач выбирает инструмент для устранения патологического содержания случая, и одним из таких инструментов может быть гомеопатический препарат, соответствующий конституциональному типу, если он узнаваем навскидку или на основании имеющихся симптомов может быть более или менее четко определен.
Нам известны многочисленные классификации типов. Например, классификация Гиппократа (холерики, меланхолики и т.д.), классификация акцентуаций характера (эпилептоиды, шизоиды, сенситивные и т.д.) классификация соционических типов (Бальзак, Штирлиц, Талейран и т.д.). Все эти классификации претендуют на полноту: они составлены таким образом, что любой человек может быть отнесен к тому или иному типу или у него могут быть выявлены черты нескольких типов. Но вот перечень гомеопатических конституций, как лекарственных не претендует на то, чтобы любой индивидуум ему соответствовал. Другими словами есть люди, у которых нет гомеопатической конституции. Можно выразиться по-другому: такого человека можно лечить и вылечить, но средством его лечения будет не конституциональный препарат. Есть энтузиасты, которые испытывают все новые препараты, чтобы конституциональный препарат был для каждого человека. Верят в это. С моей точки зрения качество этих исследований не очень хорошо. Во-первых, акценты смещены в кухонно-психологическом направлении. Во-вторых, испытатели больше сосредоточены на своей экзальтации и на кайфе от рассказа о своих идеях. Испытатели Ганемана четко видели свою задачу в том, чтобы помочь страждущему человечеству. Поэтому 19 век был особый период в испытаниях, информация шла для многих столетий. А сейчас испытание какой-нибудь очередной бабочки, змеи или инертного газа настолько тенденциозно, что все эти вновь испытанные препараты имеют одну суть. Я читаю эти симптомы и не понимаю, как это можно применить на практике. Бред самовлюбленных истероидов, которые рады любой возможности вычурно поговорить о себе.
В гомеопатии тоже есть классификации, охватывающие все население. Например, классификация Антуана Небеля и смежные с ней (о чем можно почитать здесь http://specialist.homeopatica.ru/library.shtml?11_10_para.shtml).
Учение о миазмах тоже можно считать классификацией, полного охвата: любой объект может быть отнесен к тому или иному миазму или у него могут быть найдены характерные черты нескольких миазмов. Помним, что Туберкулинум это комбинация Псоры и Люэса с возникновением нового качества.


В любом случае можно получить достаточно полное представление о человеке и, если определен тип, становятся во многом предсказуемыми его поведение или патология. Это справедливо и для гомеопатических типов, с той разницей, что гомеопатическая конституциология не создавалась специально, с целью охватить все человечество, чтобы любой его представитель был отнесен к тому или иному типу.
Могут быть вполне нормальные конституциональные типы. Человек абсолютно здоров, но имеет узнаваемый конституциональный тип. Но такой же тип может иметь и очень больной человек, но он выздоровеет после приема конституционального препарата. А есть заведомо патологические конституциональные типы. Например, Антимониум тартарикум. Не описан здоровый тип Ант. тартар, а только больной, в основном, с картиной легочного сердца, истощенный, о определенными характеристиками мокроты.
Есть конституциональные типы, которые выделены достаточно рано и прошли вот уже двухсотлетний путь, доказавший их адекватность и воспроизводимость. Понимание их и описательная сторона складывались по крупицам. Не все описания конституций настолько же надежны. Некоторые авторы встают на скользкий путь. Например, у них есть пациент. У пациента целый ряд особенностей, которые формально являются конституциональными, но совокупность этих особенностей не похожа ни на один конституциональный тип. И что делает такой автор? Он берет один признак – например – плохо загорает на солнце. Обгорает от малейших доз. А известно, что животные альбиносы, если в их рационе присутствует зверобой, могут получать солнечные ожоги. Это же прямой патогенез! И вот автор озарен счастливой мыслью, что вот,  у его пациента конституциональный тип Гиперикум.  Идея настолько хороша и так вдохновляет, что все остальные признаки объявляются как конституциональные признаки этого лекарства. Пока все нормально. В науке так делается. Это и называется гипотеза. Она должна пройти проверку. Но что делает автор? На волне вдохновения возникает публикация. А публика, читающая гомеопатическую литературу, изголодалась по конкретике. Идея замечается и соблазняет многих. И вот пошло тиражирование: изустная передача этого нового знания или переписывания из публикации в публикацию, пополнение реперториумов. (У нас принято слепо доверять публикациям. У западных гомеопатов, близких к реперторизационным кругам, может быть даже сильнее, чем у российских.) Это считается установленным фактом. Открытием новой конституции, столь же надежной, как Фосфор, например. И пройдут десятилетия, прежде чем время докажет несостоятельность этого воззрения или подтвердит, что действительно Гиперикум обладает множеством тех черт, которые приписал им автор, то есть такая конституция действительно существует. Нередко бывает, что такие волюнтаристически рожденные конституции действительно прекрасно работают в руках автора, но никто другой не получает результатов. А у некоторых людей такая жизненная сила, такой большой запас свободной энергии, что они просто изменяют мир, не только свой индивидуальный, но и мир людей, подпавших под их обаяние, и в их слое мира действительно систематически появляются носители таких конституций.

Конституциональный тип может быть узнан и подтвержден несколькими вопросами, а может быть вычислен с помощью Реперториума, но и в этом случае тоже подтвержден дополнительными вопросами.
Следует отличать конституциональный тип от психологического портрета и от ситуации создающей конфликт, соматизирующийся в форме болезни, хотя во многом эти понятия перекрывающиеся. Психологические портреты представляют собой изощренные описания особенностей характера, глубинных мотиваций, подтипов, ситуации – несколько иное, но возможно, ситуации не реализовались бы без соответствующих конституций и тогда ситуация сливается с конституцией и расширяет конституцию, быть может необоснованно.
У человека может быть конституциональный тип, соответствующий одному препарату и психологический потртрет соответствующий другому, а его жизненная ситуация сформировала в нем актуальные узлы напряжений, вышедших на соматический план, которые соответствуют третьему препарату – ситуационному. А это повод задуматься о принципах сочетания препаратов, оставаясь в рамках уницизма.

август – октябрь 2008

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *