Предисловие к 2-му изданию Универсального реперториума

На этой странице приведен полный текст предисловия. То, что будет напечатано в книге (если ей все же суждено увидеть свет) уже беднее и лишено эмоционального накала. Здесь это приводится для наполнения сайта информацией на тему “как все-таки реперторизировать”. Полного содержания самого УР здесь нет, но это и не нужно, поскольку всегда можно уйти к просмотру полного материала по ссылке, которая расположена чуть правее. (Там, где синими буквами написано Реперториум ON-LINE. или Реперториум ON-LINE.Разделы 🙂 )

Предисловие автора идеи ко второму изданию «Универсального реперториума общей и ментальной симптоматики»

Прошло 10 лет с тех пор как вышло в свет первое издание «Универсального реперториума». Все эти годы мы вели интенсивную клиническую работу, при которой использовали различные реперториумы. Что можно сказать? ЭТО РАБОТАЕТ! Возможно, не так, как это изначально ожидалось. Ожидания «математической точности» назначения, которую можно достигнуть с помощью реперториума, не оправдались. И дело не в том, что мы не владеем некими «техниками реперторизации», и не в том, что реперториумы несовершенны. Мы лучше стали видеть сложность и многомерность объекта наших усилий – человеческого существа, когда он находится в нересурсном состоянии: ослаблен физически, выгорел эмоционально, измотан давлением социума, растрачивает свою энергию на борьбу с «ветряными мельницами»… Вслед за этим идут те состояния, которые принято называть болезнями (в некоторых случаях с довольно определенным нозологическим диагнозом.) Но эта нозология редко будет точной и одинаковой проекцией глубинных, корневых процессов и состояний на физическое тело, иммунитет, электрические процессы, гормональный баланс или внешние психические проявления. Мы наблюдаем калейдоскопическую картину, которая складывается из прямого действия повреждающих факторов, реакций функциональных систем на эти повреждения, компенсаций, защит, масок, активизации стереотипных целостных компенсаторных механизмов из глубокого прошлого индивидуума, и многих других структур вплоть до архетипов коллективного бессознательного. Речь не о том, как трудна работа врача-гомеопата. Любой, кто занимается сложными системами, находится в таком же положении: и авиадиспетчер, и финансист, и государственный деятель… Сложные системы окружают нас, это обыденность; гораздо труднее встретить простой объект. Неопределенность целого ряда параметров является кардинальной характеристикой любой сложной системы. Она вытекает как минимум из того факта, что механизм и способ восприятия одного и того же объекта у всех различен, да еще и подвержен помехам, связанным с текущим эмоциональным состоянием. И все же большинство задач решается, а значит человек объективно способен и обречён управлять поведением сложной системы. Вот и гомеопатия с ее принципом подобия – это один из подходов к такому управлению. Да, подобие не всегда очевидно, но есть простые способы лечения, проверенные вот уже двухсотлетней практикой. У нас есть сумма относительно конкретных знаний, которая помогает нам не «изобретать велосипед» каждый раз, уверенно делая эффективные назначения. И все же настрой врача-гомеопата должен быть в том, чтобы не действовать по шаблону. Заставляя себя выйти за рамки привычного стереотипа «дежурного назначения», мы с неизбежностью обнаруживаем кое-какие детали, обертоны, для которых у нас нет готовых лекарственных соответствий. Вот в этой ситуации и необходим реперториум.

Итак, в оперативной памяти врача не оказалось препарата, подходящего случаю. Другими словами, врач не испытывает удовлетворения от тех терапевтических идей, которые формируются у него в ходе первичного изучения картины болезни. Тогда приходят на помощь слова-симптомы. Такому слову в реперториуме будет соответствовать список из одного, нескольких или многих препаратов. И там наверняка будут такие, которые врач еще не рассматривал, но, увидев их, сразу поймет, что они заслуживают рассмотрения («И как я мог об этом не подумать!»). Вероятно, в таком списке врач увидит совершенно незнакомый ему при таком наборе жалоб препарат и это будет хорошим поводом рассмотреть возможность его использования в непривычном контексте. Таким образом, работа с реперториумом будет способствовать повышению знаний врача. (Такого рода мыслительные процедуры приводят к значительно более качественному запоминанию картин препаратов, нежели чтение патогенезов). Таким нам видится использование реперториума как справочника.

Когда у врача есть время – это одна ситуация. Когда времени нет – ситуация совсем другая. Но они между собой равноценны. Такое обстоятельство императивно диктует способ выбора лечебной стратегии. Надо верить в то, что в этом мире все наилучшим образом подогнано для решения задачи. Если ситуация сложилась так, что врач имеет время посмотреть только на список препаратов одного единственного полноценного симптома, который он смог выявить – значит именно в этом коротеньком списке будет явлено наилучшее терапевтическое решение. Если есть возможность собрать множество различных симптомов и, комбинируя их различным образом, выявить те, которые сложатся в совокупность, то этой возможностью нельзя пренебречь. В этом случае врач не имеет морального права быстро назначить препарат, который на данный момент показался наиболее подходящим.

В строгом смысле,  реперторизация – это сопоставление симптомов, выстроенных иерархически.

Углубление представления об иерархии заставило нас распрощаться с еще одним мифом, под обаянием которого многие находились в конце 90-х: иерархически ментальные и общие симптомы настолько важны и превосходят локальные, что последними можно и вовсе пренебречь. Они все равно ничего не определяют. Они, якобы, случайным образом выходят из хаоса плохо увязанных между собой разнонаправленных процессов, протекающих на разных уровнях организации живого существа. На идее безусловного примата важности ментальных и общих симптомов было основано I издание Универсального реперториума. Мы стремились включить в него как можно больше симптомов именно психического и общего характера. При этом мы, без каких-либо исключений, поместили туда все имевшиеся в нашем распоряжении психические и общие симптомы, что значительно превышало соответствующие разделы реперториума Кента. Из всех остальных разделов мы отобрали симптомы, которые, хотя и относились к локальному разделу, но имели звучание психических и общих. Например, «Голос» из раздела «ГОРТАНЬ И ТРАХЕЯ», «Выражение лица» из раздела «ЛИЦО», «Движения, жесты» из раздела «КОНЕЧНОСТИ» и многое, многое другое. Кроме того, было включено множество объективных симптомов, которые выявляет врач. Они хоть и не имеют очень уж высокой ценности по отношению к ощущениям индивида и прямому наблюдению его бессознательной сферы, но зато вполне определенны и, в сочетании с симптомами более высокого уровня, с очень длинными списками препаратов могут быть определяющими. Вот из таких симптомов и состоял «Универсальный реперториум» в своем первом издании. Время показало, что возможность быстро посмотреть список препаратов очевидного локального симптома, особенно с несомненной модальностью и характеристикой, значительно повышает результативность работы. Более того, некоторые стойкие полноценные локальные симптомы («полноценный симптом» в контексте использования реперториума Кента имеет локализацию, характеристику и модальность) и даже объективные симптомы порой настолько манифестны, настолько громко «кричат о себе», что их не мешало бы рассмотреть как феномен «языка тела», как сигнал, которым ядро личности пытается заявить о своей проблеме. Этот сигнал не всегда поддается расшифровке «в лоб», но указанные в таком симптоме препараты могут иметь потенциал очень глубокого действия. Таким образом, локальный «симптомчик» можно попробовать переместить на самый верх иерархии и приравнять к психическому ядерному, к каковым мы традиционно относим сновидения, деллюзии, конкретные содержания тревог и страхов – то, что, как считается, отражает глубинные психические процессы.

Так что за последние 10 лет наше уважение к локальным симптомам повысилось, да и в целом мы теперь лучше понимаем, каким должен быть реперториум для подручного и повседневного оперативного использования на приеме. Вот эти представления и послужили основой существенного преобразования нового издания. За эти годы, во-первых, стали вполне доступны электронные реперториумы с качественными переводами; во-вторых, книжные версии реперториумов не утратили своей актуальности, и электронные не могут полностью вытеснить их из использования; в третьих, в борьбе тенденций к повышению информативности и удобства использования сохраняет актуальность поиск компромисса.

Так, из потребностей практики и ставших доступными технических возможностей вызревала концепция нового «Универсального реперториума». Мы подошли к его созданию гораздо более осознанно. Так, мы сочли возможным исключить значительное количество прежних симптомов, так как они не были актуальны в оперативном экспресс-использовании на приеме. В условиях широкой доступности электронных реперториумов и справочников (например, сайт www.repertory.ru предлагает свободный доступ к полной версии реперториума) нельзя сказать, что мы чем-то ущемляем потребителя гомеопатической информации. С другой стороны стало ясно, что ценность сугубо локальных симптомов все же выше, чем это может показаться при формальном рассмотрении вопроса. Не говоря уже о полноценных симптомах. Поэтому в новой версии Универсального реперториума за счет исключения тех симптомов,  которые за 10 лет «не пригодились», представилось возможным включить множество симптомов из локальных разделов, часто встречающихся и безусловно понимаемых. Не было включено также большое количество симптомов реперториума, в выявлении которых с неизбежностью возникнет неопределенность и субъективизм. Они полезны для неторопливого обдумывания ситуации в домашней обстановке, когда возможно подкрепление своих догадок или предположений с помощью различных источников класса Materia Medica. Но в условиях дефицита времени, характерного для назначений на приеме или у постели больного они создают дополнительную трудность, рассеивание внимания. Поэтому, отбирая симптомы, мы старались оставить те, присутствие или отсутствие которых у пациента будет достаточно очевидным.

Другим резервом сокращения объема настоящего издания явились сами списки препаратов. Реальность такова, что врач не сможет рассмотреть несколько симптомов, содержащих одну – две и более сотни препаратов. Убедиться в том, есть ли там препарат, назначаемый на основании других симптомов – это не такая уж важная задача. Если его там почему-то нет, это ничего не решает. Работать с такими большими списками препаратов вручную, без использования электронных средств невозможно. На практике, в таких больших списках приходится обращать внимание только на лекарства, написанные жирным шрифтом. Шрифт отличает препараты различной относительной практической ценности. Жирный шрифт – наивысшая ценность, курсив – высокая ценность, простой шрифт – препарат тоже уместен для рассмотрения, но должен быть подкреплен своим присутствием во многих других симптомах. А как раз такую работу весьма затруднительно провести без компьютера. В то же время, лекарство, указанное простым шрифтом в симптоме с небольшим списком, все же актуальнее, такое же в списке, состоящем из нескольких сотен лекарств.

Впрочем, все равно мы сохранили избыточность: большинство рубрик не подвергались редуцированию на основании шрифта.

Мы считаем принципиальным сохранение оригинального английского текста, так как это будет способствовать более полному восприятию смысла рубрики и ответу на вопрос: «та ли это рубрика, которая соответствует жалобе моего пациента, и которую я должен взять в реперторизацию?»

Полагаем, что профессия сочтет немалым удобством тот факт, что названия препаратов с одинаковым шрифтом сгруппированы, внутри групп сохранен алфавитный порядок.

Нередко приходится наблюдать, что начинающие гомеопаты испытывают страх перед реперториумом. Как в такой массе симптомов найти нужный? Все проще, чем кажется! Нужно отчетливо представлять себе, что реперториум состоит из разделов. Эти разделы можно разделить на две категории: те, что относятся к определенным локализациям (ГОЛОВА, КОНЕЧНОСТИ, РОТ, ГРУДЬ и т.д.). и те, что связаны с характеристиками целостного организма и состоянием специализированных систем или специфическими функциями (МЕНТАЛЬНОСТЬ, СОН, ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ, КАШЕЛЬ, МОЧА и т.д.)

Охарактеризуем первые, связанные с локализациями. Объемы их в основном довольно велики. Но все они имеют похожую структуру. Содержат одни и те же рубрики с небольшим дрейфом в зависимости от конкретной локализации. (Раздел «ОБЩИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА» является прообразом структуры раздела, связанного с конкретными локализациями). Самой большой рубрикой раздела локализации является «Боль». Именно по ней удобнее всего отследить принцип построения, поняв который можно ориентироваться в реперториуме совершенно свободно. Дело в том, что по крупной рубрике кочует некая повторяющаяся структура: сначала указаны стороны, потом модальности времени, потом перечень уместных по смыслу для данной локализации модальностей и сопутствующих явлений, затем иррадиации. Назовем такую структуру СВМИ (Стороны, Время, Модальности, Иррадиации.) Сначала, в наиболее развернутом виде мы увидим ее в основании крупной рубрики. Потом эта крупная рубрика будет дробиться на более частные локализации, и при каждой локализации мы снова обнаружим эту структуру. Следом за локализациями располагается область характеристик ощущения, и при каждой частной характеристике за основным списком препаратов будет следовать такая же структура СВМИ. И, наконец, внутри каждой частной характеристики будут указаны частные локализации и при них опять та же повторяющаяся структура. Разумеется, в каждой такой подрубрике эта структура будет варьировать и по размеру (т.е. своей полноте) и по включенным в нее симптомам и по входящим в симптом препаратам. Списки лекарств старших подрубрик не являются суммой препаратов, приведенных в младших подрубриках. Таким образом, открыв реперториум в произвольном месте раздела, с которым нужно работать, можно сразу понять, куда двигаться дальше – вперед или назад.

Теперь о разделах, связанных с характеристиками целостного организма и состоянием специализированных систем или специфическими функциями. Их структура довольно своеобразна, общего очень мало. Но они, в большинстве своем и не очень велики! Пролистать их целиком в поисках нужного симптома не составит труда. Конечно, этого не скажешь об очень большом разделе МЕНТАЛЬНОСТЬ. Ну что же, его придется постигать. Для начала, возможно, стоит не раз ознакомиться с его содержанием (как и с содержанием раздела «ОБЩИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА») в спокойной обстановке, чтобы на приеме уверенно искать в нем интересующий вас симптом. Хотя в целом начинать пользоваться реперториумом нужно сразу, в ходе работы с пациентами изучение его пойдет более быстро и качественно.

Что касается самой структуры СВМИ, то она довольно устойчива в разных разделах. Достаточно полное представление о ней можно получить, изучив ее в основании рубрики «Головная боль» раздела ГОЛОВА, где она содержит 425 подрубрик разных степеней вложенности в данной версии реперториума (519 в полной базе). Для сравнения можно просмотреть рубрику «Тревога» раздела МЕНТАЛЬНОСТЬ 165 подрубрик (375 в полной базе). Можно обнаружить значительное сходство, с той разницей, что рубрика «Тревога», кроме модальностей содержит обширный перечень более или менее определенных явлений или объектов, по поводу которых индивидуум может испытывать тревогу.

Нередко в составе рубрик встречаются обстоятельства, которые являются модальностями, но без уточнения, ухудшение или улучшение. В таких случаях их надо понимать исходя из названия самой рубрики. Если рубрика представляет собой патологическое явление (что бывает чаще всего), например, «Боль», «Спазмы, судороги», то это модальность ухудшение. В немногочисленных рубриках, характеризующих некоторый положительный конституциональных признак или психическую черту, например «ЖИЗНЕРАДОСТНЫЙ, бодрый, веселый, оживленный» в разделе МЕНТАЛЬНОСТЬ, или «Аппетит повышенный» (что не всегда является патологическим знаком)  приведенные там без уточнения модальности следует рассматривать как улучшение.

Модальностью является не только то, что усиливает или ослабляет патологическое явление, но это также и то, что запускает его. Например, не было головной боли, раздался громкий звук – боль появилась. И такое воспроизводится систематически. В данном случает громкий звук будет модальностью, а не этиологией. Этиология понятие более глобальное. Это то, на фоне чего или вследствие чего человек заболел, хотя до этого данной совокупности расстройств здоровья у него вовсе не было.

Мы не считаем реперторизацию, делом, требующим каких-то особых технических навыков или знания какого-то секрета. Тот, кто реперторизирует свободен в выборе симптомов для сопоставления. Нужно лишь понимать, что при лечении хронической болезни терапевтические решения основываются не на обыденных проявлениях этой болезни, а на информации, поступающей с более общих уровней. Например, при лечении полиартрита мало пользы будет от того, чтобы взять в реперторизацию список препаратов в рубриках, соответствующих каждому отдельному суставу, вовлеченному в патологический процесс. Несколько больше пользы даст характеристика боли, если она одинакова для большинства локализаций или характеристика отека (цвет, плотность). Гораздо более ценными будут характеристики целостного организма: особенности потоотделения, мочи, работы пищеварения, изменение пищевых интересов в ходе болезни или каждого отдельного обострения, систематически повторяющиеся сопутствующие симптомы из других локализаций. Рубрика «Этиология расстройств здоровья» из раздела МЕНТАЛЬНОСТЬ поможет учесть в назначениях общежизненный фон, на котором манифестировала болезнь.

Если не найдена рубрика, соответствующая высказыванию пациента, следует поискать рубрики-синонимы. Может не быть модальности «холод», но, возможно, нужный препарат лежит в подрубрике с модальностью «воздух, холодный» и т.д. Следует понимать, что соответствия рубрик и списков препаратов не являются жесткими. Они могут быть неполными, избыточными или иметь смещённые акценты не на тех препаратах, которые актуальны при сегодняшнем состоянии гомеопатии. Реперториум подсказывает, рекомендует, намекает, но не диктует и ни к чему не обязывает. Некоторые сомнения нужно разрешать с помощью Materia Medica, задавая себе вопрос: «Это написано про моего пациента?». При такой постановке подсознание выдает довольно определенный ответ.

В заключение отметим, что реперториум это не просто структурированный перечень разрозненных сведений, типа справочника «Желтые страницы». Это живой текст, в ходе работы с которым происходит рождение новых смыслов. В этом смысловом пространстве работа врача становится подлинным творчеством, сродни творчеству художника или музыканта, а реперториум и Materia Medica – инструментами такого творчества.

Черных А.А.

Апрель – декабрь 2010 года

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *